Sokol_iz_Narnii
Автор - Этери.
Редактор - Сокол.

********

Платформа 9 и 3/4 была совсем рядом. Том поправил чемодан, чтоб не свалился с тележки, и уже хотел, было, пройти через барьер, когда четверо маглов вышли из-за угла. Все они были в форме, наверняка по дороге в школу. Старший мальчик, ровесник Тома, вел себя спокойно и без суеты. Девочка постарше была очень красива, а маленькая грустила и, пожалуй, боялась. «Первоклашка!» – подумал Том с презрением. Он помнил, как три года назад отправился в школу сам, не испытывая ни страха, ни волнения. Только скрытое удовольствие от того, что он другой, отличный от приютских детей, которых Том считал ниже себя. Привыкнув не обращать внимания на маглов, Том пробормотал про себя несколько нелестных слов и понадеялся, что они сейчас уйдут. Но тут младшая девочка подскользнулась, упала на тележку, и один из чемоданов открылся. Старшие бросились поднимать девчонку – сестру, судя по всему, а младший мальчик собирал вещи.
- Ты не ушиблась, Лу? – ласково спросил ее брат.
- Нет, - покачала головой девочка.
Том посмотрел на часы – до отхода Хогвартс-Экспресса оставались считанные минуты. В надежде поскорей от них избавиться, он решил тоже помочь собрать вещи. Когда чемодан был вновь собран, старший мальчик, откинув тёные волосы со лба, протянул руку неожиданному помощнику:
- Спасибо тебе! Я Питер Пэвенси.
Том нахмурился, но потом протянул руку:
- Том Реддл.
- Ты едешь в школу? Какой курс? – спросил этот магл.
Хорошо, хоть не спросил, какая школа! Том усмехнулся про себя: «Играй в свои детские штучки, мистер Пэвенси, вроде вежливости и интереса к другим! Мне это не нужно. Мне подвластна такая сила, какая тебе и не снилась!».
Том не ответил, указав знаком, что торопится. Он сам себе не признавался, что нечаянная встеча смутила его. Не будь он уверен, что знает в лицо весь Хогвартс, он подумал бы, что эта четвёрка – волшебники. Что-то такое было в их лицах, что отличало их от обычных маглов.
Пэвенси помахали ему рукой и двинулись в сторону платформы. Они ехали до маленькой станции, где пересаживались на разные поезда. Девочки ехали в свою школу, а мальчики - в другую, в противоположную сторону. Но, пока они еще вместе, можно было вообразить, что каникулы продолжаются.
Люси и Эдмунд, весело болтая, вспоминали Летний праздник на Танцевальной поляне, а Питер отозвал в сторону Сью.
- Помнишь, профессор нам рассказывал, как Колдунья увидела знак на лице его дяди Эндрью? Так вот, я уверен, что этот Том Реддл из той же породы.
- Чародеев? – расмеялась Сьюзен.
Питер смутился. Конечно, это было глупо, но...
- Но ведь есть знак, их объединяющий, - наставила он на своем.
- Есть, - с насмешливой торжественностью сказала Сьюзен. – Только напомни мне, брат, когда ты успел закончить школу чародеев? Или тебе кто-то рассказал, как выглядят эти знаки? Нет? Вот и не выдумывай небелицы там, где их нет.
А в это самое время алый поезд вёз несколько сот юных волшебников в Школу Чародейства и Волшебства.
Том Реддл, вздохнув с облегчением, прошёл сквозь барьер и, не без труда, нашел свободное купе. Его почитатели, в большинстве своем слизеринцы разных курсов, сразу же окружили его.
- И почему на четвёртом курсе не выбирают старост? – возмущался Эйвери. – Ты просто создан для серебряного значка.
Обычно Том принимал лесть, слегка зардевшись и напуская на себя равнодушный вид, не показывая, как приятна ему оценка учеников и преподавателей. Но сегодня он лишь отмахнулся от них, ему не давала покоя встреча с маглами.
У честолюбивого полукровки никогда не было друзей. Вспоминая сейчас о спокойном и уверенном поведении старшего из них, Питера, Том Реддл испытывал нечто похожее на уважение. Он усилием воли прогнал мысли о странных маглах и с увлечением вступил в спор о том, какой из остальных трёх факультетов Хогвартса хуже.
«Эти маглы, будь они волшебниками, наверняка попали бы в Гриффиндор, - мелькнула по краю сознания мысль».
Правда, когда поезд достиг Хогвартса, Том и думать забыл о Пэвенси. Не знал он, брошенный ребёнок о том, что позавидовал дружбе этих братьев и сестер. Не думал, что именно поэтому гнал от себя любую мысль о них. Не понимал, сколько общего и противополжного было в судьбе Питера и его собственной.
Они, оба, были похожи даже внешне. Высокие, темноволосые, с печатью избранного на лице. Только каждый из них, получив от природы немало, выбрал другой путь. Они были почти ровестниками, Том, единственный сын, сирота, наводил страх на всех приютских детей. Питер, старший брат, любил и защищал младших от всего, что было в его силах. Оба они стали правителями: один, много лет спустя, стал тираном, второй – много лет назад, - законным королём. У каждого из них был свой волшебный мир. Тому заняло несколько часов добраться до него, Питера вызвал Рог его сестры два часа спустя.
И не знал Том Реддл, что, пока он искал путь к вечной жизни, все больше губя и дробя свою душу, Питер Певенси, погибнув, дошел до истинного бессмертия. Его душа, не запятнанная и неделимая, достигла Страны Аслана, когда дух Лорда Волдеморта, скорчившись, лежал между жизнью и смертью, ожидая выбора Гарри Поттера.
Им, обоим, было многое дано. Никто не отвечает за выбор, совершенный каждым из них.